На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск пятнадцатый

Тетрадь шестая.
Единая интонология

Т.Я. Радионова

Категория «Лицо» в пространстве единой интонологии
(к постановке проблемы)

Человек живет невидимым яко видимым.
А.А. Ухтомский

Внешность есть возведенное в состояние тайны Внутреннее существо…
Новалис

Мысль о том, что внутреннее состояние человека – состояние души – отражается на лице, не нова и, можно сказать, тривиальна. Не нова и метафора, что глаза есть зеркало души. Природа жизни лица изучается постоянно. И физиогномика Аристотеля, и хиромантия Востока, и современная практическая психология, и, наконец, открытия в области генетики двадцать первого столетия обращены к исследованию морфологии лица1 и его яркой духовной информативности. Но если задаться вопросом, какова природа связи лица и мыслящей души, каким образом одухотворяется лицо и какова технология явления смысла и его распознавания, открывается глубина непознанного. Именно поэтому интонолог, изучая континуум разумной жизни человека, считает необходимым введение категории «Лицо».
Человек мыслящий выражает себя двуединством Лица внешнего и внутреннего – духовного: двуипостасностью Лица. Лицо внешнее – зримое проявление духовного, Лицо духовное – творящее.
Понимание взаимосвязи внутреннего и внешнего Лица требует обращения к целостному процессу мыслетворения. Процесс мыслетворения отражает термин «интонаре» (лат. intonare – «произносить»)2; «интонаре» – инструмент самопознания мысли, термин, которым мысль постигает способ своего бытия. Триада символов этого инструмента саморефлексии такова: Ин (лат. in – «находящееся в») – живое разумное вещество, скрытая энергийная субстанция души и мысли – мыслящей души; Тон (греч. tonos – «натяжение, напряжение») – степень напряжения внутреннего мыслетворения; Ар(е) (лат. articuler – «артикулировать») – произнесенный результат внутреннего мыслетворения, в котором скрытая мыслительная энергия явлена материальной формой – очевидной мыслеформой. Аппарат интонаре (произносить) универсален: интонировать – значит сделать результат внутренней мыслительной работы очевидным, виртуальный результат – реальным.
Мыслеформа – завершенный интонационный процесс мыследействия. Мыслеформа в своем материально-энергетическом единстве олицетворена, она предстает в двух ипостасях – Лицом внешним и Лицом внутренним, духовным.
Человек – созидатель мыслеформ. Он – творец (автор) и наследник многоликой культуры. Каждое его произведение есть мыслеформа, на внешнем лице которой отпечатан внутренний замысел ее творца.
И «Лицо» сфинкса древнего Египта, и «Лицо» Эйфелевой башни, и «Лицо» каждой симфонии Моцарта или Шостаковича, а также «Лицо» формулы Эйнштейна – е=mc2 – выполняют одну и ту же функцию, определяющую смысл бытия Лица. Этот смысл заключается в том, что Лицо мыслеформы – произнесенный результат замысленного автором и воплощенного на сцене внешнего лица его произведения.
О значимости Лица в Божественном творчестве говорят тексты Библии: «…И не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал лице земли»; «…И создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лице его дыхание жизни и стал человек душою живою» (Бт. 2:5-7). В Притчах Соломоновых: «Я, премудрость обитаю с разумом, и ищу рассудительного знания… Когда он проводил круговую черту по лицу бездны… тогда я была при Нем художницею…» (Прит. 8:12, 27, 30).
Человек – тоже одна из мыслеформ Творца: человек мыслящий мог возникнуть только в результате мыслетворения. Он – «глубже и первичнее своего психического и биологического» (Н. Бердяев): он – первичнее себя как замысел; он – интонирован (произнесен) и включен тем самым в социум Вселенной. Живущий в пространстве своих творений человек в то же время обращен Лицом к Лицу мироздания, к его многоликой «божественной реальности» (Тейяр де Шарден). И как сотворенный, и как творящий человек постоянно изучает себя в пространстве самого себя – своего микрокосма и себя же – в пространстве за пределами себя, в пространстве макрокосма. В любом случае он погружен в процесс постижения смысла своего бытия, что предполагает его «олицетворение».

На сцене внешнего Лица

Душа концентрируется в глазах и не только видит посредством их, но также и видна в них.
Гегель

Так же, как лицо произведения открывает путь к пониманию творчества автора, точно так же и лицо самого человека обращает его к самому себе – для осознания того, как и в силу чего он сотворен. Изучение человеком самого себя начинается с обращения к видимой стороне своего присутствия в мире: обращения к внешнему Лицу всей его телесной поверхности – внешнему Лицу всего микрокосма3. Внешнее Лицо – граница, не только отделяющая бытие человека от окружающего мира, но и связующее звено микрокосма человека со Вселенной.
Микрокосм человека находится в соответствии c макрокосмом: равенство человеческого и всекосмического заключается в процессе оДУХотворения микрокосма человека в ритме «вдохавыдоха». На внешнем Лице можно наблюдать ДУХовную связь с макрокосмом. Здесь находятся, так сказать, «врата дыхания», откуда микрокосм получает оплодотворяющую ДУХовную силу: возДУХ. Мыслительная субстанция дыхания, воспринимаемая из макрокосма, осязается внутри микрокосма. Тактильное ощущение «вдоха-выдоха» онтологически значимо: в процессе дыхания человек осознает себя – свое «я есть», тем самым осязая свое присутствие в мире. Осознание как самоощущение и самоощущение как осознание себя обычно не формулируются человеком: воздух всегда наличествует, а дыхание не удивляет. В процессе же духовного самонаблюдения это двуединство – самоощущение и самоосознание – становится теоретически очевидным: духовная, мыслительная среда человека находится в океане психической энергии Вселенной, а инструмент этой связи космического и микрокосмического – Лицо человека.
На сцене Лица располагаются органы – инструменты, которыми душа сопереживает миру, а действенная мысль – «переживает» мир: и, «переживая», входит с ним в единство. Посредством этих органов мысль исследует мир, направляя телесный инструмент навстречу обмысливаемому объекту. «Осязая – касаясь – отражая» она, можно сказать, безмолвно вопрошает изучаемое, а затем на основе тактильного анализа интонирует ответ: обращает энергию материальной – телесной – формой жеста, звука, осанки и т.д.4 В результате она формирует лицо «умной руки», лицо «целенаправленного шага», лицо «одухотворенного взгляда» и т.д.5 И «умная рука», и «целенаправленный шаг», и «одухотворенный взгляд» есть зримый результат ее скрытого чувственного анализа, предстающего очевидной телесной мыслеформой жеста,
мимики, слова6.
Вертикаль пространства внешнего Лица человека венчает собственно лицо – овал передней части головы, где расположены органы восприятия и произнесения мысли. Здесь процесс интонирования – видимого телесного движения невидимой мыследеятельности – происходит наиболее выразительно. Смысл фронтального Лица заключается в созданных на этом месте телесных формах, которыми мысль ведет наблюдение и принимает решения. Эти формы – черты Лица, которыми мысль может «видеть», «слышать» и, реагируя, интонировать результаты своего творчества: безмолвно (мимически) и говорением. На этой фронтальной сцене тактильный анализ и его осмысление предстают многолико: мысль, осязая, и «видит», и «слышит», и «речёт», и «обоняет». Посему не глаза выражают смысл, а мысль выражает смысл глазами, не губы поют и говорят, а мысль говорит и поет губами.
Таким образом, мысль мыслит на сцене Лица осязая, а инструменты этого осязания – инструменты тактильного анализа и произнесения осмысленного – органы внешнего Лица7. В этом контексте известный афоризм «рука сделала человека человеком» (Энгельс) можно понимать так: мысль человека получила неконкурентный в мире живого инструмент для осуществления своей деятельности.
На сцене Лица мысль получает возможность приводить микрокосм человека к единству с окружающим миром. В этом процессе со-знания–единения мысль направляет информацию не только от себя – за пределы микрокосма, но и в его глубину: туда, где человек встречается Лицом к Лицу с самим собой. Иными словами, Лицо внешнее встречается с Лицом внутренним, творящим лицом души, которое и представляет на сцене Лица Лицо смысла.

Лицом к Лицу в самом себе
1. Лицо человека как вида

Все попытки внешнего познания мира, без погружения вглубь человека, давали лишь знание поверхности вещей.
Н. Бердяев

В глубине своего микрокосма человека многолик. Он исполнен мыслеформ, коими являются внутренние телесные органы – органы, обеспечивающие разумное существование микрокосма. Каждый орган внутренней вселенной человека – мыслеформа. Здесь любая, сколь угодно плотная и сколь угодно тонкая внутренняя мыслеформа имеет свое физическое Лицо8. Однако творящая мыслительная сила, которая получает свое отражение на внешнем Лице, во внутренней вселенной человека из поля зрения наблюдателя исчезает – здесь «налицо коллективная активность при отсутствии видимого начальника коллектива»9.
Возникает необходимость обнаружить начало мыслительного процесса: обнаружить субъекта «скрытого порядка» (Д. Бом), зафиксировать факт разумного начала. В этих целях инструмент интонолога может быть направлен в область оснований микрокосма: на уровень субмикрокосма человека. Обращусь к наименьшей жизненной форме, изучаемой в биологии, где целое жизни предстает в своем минимальном масштабе и может быть рассмотрено в отношении к разумной жизни человека.
Сегодня биолог наблюдает «минимальный живой организм, обладающий собственной активностью»10, названный «энергида»11. Основное свойство энергиды – «наделенность внутренней действующей силой, если желательно, жизненной силой»12. Реализуя «принцип собственной активности», она «организует вокруг себя клеточные органеллы и строит… клеточную периферию, обеспечивающую ее защиту от внешних факторов и обмен со средой веществом и информацией», но «строит… не со стороны, а изнутри самой себя»13. Кроме того, она (энергида) извлекает из среды путем дыхания (аэробное дыхание) необходимую для жизни энергию14.
Перед нами активный субъект жизни – энергида, сумма предикатов которого – «организует–обеспечивает–защищает–строит–извлекает» – означает не случайное, а целенаправленное воспроизведение жизни посредством активных свойств субъекта. Процесс развития энергиды есть постоянная активность – напряженное становление завершенной формой: организм внутри себя соединен каждой формой клеточного тела, являющей целенаправленную и гармоничную самоорганизацию. С точки зрения интонолога мысль наблюдателя (биолога) обнаруживает действующую силу энергиды как силу живого разумного вещества – вещества мыслительной энергии. Можно сделать вывод, что в границах минимального живого организма разворачивается творческий самосозидающий процесс мыслетворения. В символике аппарата интонаре эта активная целенаправленная энергия понимается как скрытая мыслительная сила минимального организма, которую можно наблюдать на примере минимальной формы жизни человека (энергиды). Ее скрытая энергия может быть означена как Ин (что соответствует энергиде внутри ядра клетки). Она держит в напряжении – Тон – все тело клетки, где целенаправленно собирается организм, интонируя свою энергию материальной, клеточной формой – Ар(е). Таким образом, действия в каждый момент творчества лежат в рамках периода становления – интонаре, – целенаправленного обращения энергии мысли материальной формой. Иными словами, энергида «мыслеформит»: создает мыслеформы из самой себя. Она есть мыслительная сила – живое разумное вещество, которое находится в постоянном напряжении и которое завершается в самом себе материальным результатом – олицетворенной мыслеформой.
Принцип интонаре («произносить») фиксирует биохимическую форму жизни минимального организма как жизнь разумную15. В теоретической биологии высказано близкое к этому представление: «Основу биологической специфичности составляет "осмысленная", целесообразная последовательность азотистых оснований…»16.
Энергида сама себе автор и созидатель. Но она в свою очередь тоже мыслеформа. Она имеет Автора, она замыслена и произнесена (интонирована). Минимальный организм самоопределяет себя далее на всех этапах разумной жизни человека. Это – вечное становление, обнаруживающее свою скрытую ипостась внешним ликом данной человеку телесной формы жизни.
Таким образом, энергида есть порождающая мыслеформа, которая определяет линию самостановления всего микрокосма человека. Мыслеформа, субмикрокосм которой сегодня удается рассмотреть науке, является воплощенным, олицетворенным замыслом, «биопоэзом» Творца – замыслом человека как вида. Человек каждый момент своей жизни переживает время своего становления. Его единый временной аккорд жизни включает прошедшее – информацию поколений; живет в настоящем, обеспечивая в постоянном самостановлении свое будущее; включает в одно и то же – настоящее – время как «эффекты прошлых ситуаций, так и предвидение будущих возможностей» (Дж. Бёрджерс)17.
Человек включен своей жизнью в замысел Творца, и человек этот замысел самоосуществляет.

2. Мыслящая душа

Душа есть не что иное, как напряженность ритмически настроенных вибраций тела.
Аристоксен

Обращение человека в самом себе к своему началу – истоку свой жизни – создает прецедент понимания целого микрокосма. В первую очередь актуален вопрос о сущности взаимодействия энергийного и материального как отношений духовного и телесного. Обращение к природе жизни энергиды показало, что в процессе своего целенаправленного структурирования она одновременно может быть ассоциирована с клеточной материей и может быть представлена вне ее. Так, находящаяся внутри ядра клетки, она ассоциирована с ядром, но может быть ассоциирована в процессе становления – интонирования – со всей клеточной структурой. Пребывая в единстве с материальным всего организма, энергида – его душа18. Будучи же свободной действенной силой в этом же организме, она – мысль, осуществляющая заданные в пространстве напряженного ядра целенаправленные действия. Как мысль, она переживает процесс оформления, осязая и контролируя свое становление органеллой – мыслеформой.
С точки зрения интонолога, субмикрокосм тоже многолик, и его единство «держит» мыслящая душа. Таким образом, современная биология на этапе исследования минимальной формы жизни видит «единораздельность» (термин А.Ф. Лосева) тела и его духовного потенциала. Вслед за этим можно утверждать, что единство и гармонию многоликого микрокосма «держит» мыслящая душа, пребывающая в постоянной духовной активности. Сущность этого единства (как и на уровне субмикрокосма) – единства души и тела – «единораздельность». Душа человека нераздельна с его физическим телом, но в то же время она и отдельна: «внутри-себя-бытие есть бытие расчлененное» (Гегель). Душа сосуществует телу как духовное основание его, тела, формы.
Энергийный потенциал души Ин определяет напряженный строй биологической формы, основной Тон которого фиксирует степень натяжения и растяжения духовно-телесного (психосоматического) единства человека – Ар(е). Душа, находясь в состоянии напряженной нераздельности и настраивая в ритме своих вибраций тело, ощущает (осязает, чувствует) окружающий мир. Осознавая себя в нем посредством духовного – энергийного касания, душа входит в со-знание с окружающим миром, со-переживая ему. Напряженная нераздельность души и тела есть духовно-телесная устойчивость человека. В своей отдельности душа как чистый энергийный аналог геометрической формы тела – его духовная ипостась.
Связующую деятельность между духовным и духовно-телесным единством человека осуществляет действенный инструмент души – мысль, пребывающая в постоянном кинетическом переживании. Направляемая душой энергийная стрела, луч – пластическая линия несет вибрации души к месту целеполагания; она вносит постоянную «неравновесность» – динамизм жизни – в «устойчивую неустойчивость» микрокосма19. Эту «устойчивую неравновесность» основной Тон определяет одновременно как устойчиво напряженный строй биологической формы20 и как содержащий в себе потенцию динамики этого напряжения21.
В этой среде чистых вибраций души – «среда чистой интенсивности» (Ж. Делез), формируется духовное (внутреннее) Лицо человека – Я его мыслящей, творческой души, что приводит к необходимости рассмотрения виртуального пространства мыследеятельности человека.

3. Внутреннее Лицо

В закрытьи глаз, в покое рук
Тайник движенья непочатый.
Осип Мандельштам

Виртуальное пространство творчества души – пространство мыслетела, в котором происходит виртуальное22 «действование самодействия» (С. Ильина). Внутри этого тела – тела абсолютной духовности – живет невидимая, невесомая, напряженная сверхпластическая протоформа реального, внешнего Лица человека. На виртуальной сцене этого Лица мысль мыслит виртуальными органами зрения, слуха, осязания и т.д. Они, эти «органы без тел» (С. Жижек), обладают функциями реальных телесных органов. Виртуальная среда – мир воображения. Именно здесь, в пространстве молчания, осуществляется напряженная духовная деятельность: деятельность вне пространства и времени. Здесь, на этой внутренней сцене, начинает разгораться процесс мышления: происходит встреча невесомой мысли – познающей мысли души – с воображаемым объектом осмысления. Сюда мысль приносит опыт, полученный на сцене внешнего Лица от реальных органов зрения, слуха, обоняния, выполняющих функцию «телерецепторов» (Н.А. Бернштейн)23. В ответ мысль транспонирует результат на сцену внешнего Лица.
Только здесь, встречаясь «лицом к лицу с самим собой и для самого себя» (Э. Левинас), душа человека, переживая мир, может подключиться в своем воображении к любому, сколь угодно далекому объекту; направляемая же ею мысль «летит» навстречу этому объекту, как бы пересекая близкое или далекое в реальности пространство. В этом процессе душа вибрирует, ощущая воображаемый объект, а направляемая ею мысль, чувствуя объект в динамике, анализирует и осмысляет его. Чисто энергийный, тактильный контакт мысль осуществляет (исполняет) посредством виртуальных органов, которыми мысль «зрит», «слышит», «осязает». Такая творческая встреча в целях познания возможна только на виртуальной сцене, так как ее энергийный потенциал превышает потенциал объекта, представшего виртуально, что дает возможность, как говорят биологи, реализовать потенциал собственной активности24. В этом пространстве сверхпластичного, гибкого воображения происходит зарождение замысла, проекта, представления, образа25. Именно здесь, на освобожденном от суеты реальности участке, осуществляется подлинное творчество души: в результате внутреннего мыслительного со-знания с миром рождается чистая (энергийная) мыслеформа.
В момент достижения результата человек, обращаясь к самому себе, обычно произносит вслух или про себя: «Теперь все ясно». В этом утверждении «теперь» относится к внешней, очевидной, временной реальности мыслеформы, но «все ясно» парадоксально характеризует скрытое, вневременное, место творчества – место добываемого смысла, куда обращен человек своей вопрошающей мыслью. Уникальный способ тактильного контакта и «обмысливания» представляет сила напряжения, порождающая индивидуальную интонацию произнесенного.
Внутреннее Лицо формируется в процессе творчества души и предстает конгломератом вибраций, которые представляют доминантные интонации ее (души) творческой деятельности. Их устойчивая интонация26 создает уникальный облик человека и его творчества. Несущая вибрации мысль интонирует на сцене внешнего Лица каждый жест, мимическое движение и звучание, которые соответствуют внутреннему Лицу души, ее устойчивому Я.

Лицо смысла

…Душевный процесс оплодотворения и созревания плода, потуг и рождения
вполне соответствует физическому процессу зарождению и рождения человека.
Быть может, так рождаются и миры.
Василий Кандинский

Внутреннее Лицо находится в непосредственном контакте с Лицом внешним Их объединяет связующая деятельность мысли, которая несет «творящее движение души» (В. Кандинский) от Лица внутреннего к Лицу внешнему, на сцене которого является Лицо смысла. Этот путь определяет внутренний процесс интонирования, процесс ваяния мыслительной энергии телесными формами мускульно-мышечной ткани. Континуум ваяния представляет собой пластический логос27. Целеустремленное движение мысли, транспонирующей на внешнее Лицо смысл каждого мускульно-мышечного перемещения, закрепляет этот смысл. Таким образом, пластический логос мыследействия осуществляет цепную реакцию мускульно-мышечного мышления28. Реактивный процесс пластического логоса реализует себя невидимой телесной артикуляцией, скрытой мускульно-мышечной «мимикой». На сцене лица процесс становления смысла продолжается. Теперь пластику мыследвижения можно наблюдать. Она оЛИЦЕтворена, она интонирует себя жестами пантомимики, мимики и говорения. Так являет себя смысл, добытый в пространстве души на сцене внешнего Лица, являя Лицо смысла мимикой, звучанием (речевым и музыкальным), пантомимическим жестом.
До сих пор речь шла о процессе воздействия внутреннего Лица на внешнее. Однако есть и обратный процесс. В нем Лицо внешнее, сама форма его бытия, как бы по умолчанию задает границы духовных действий внутреннего Лица.
Таким образом, процесс мыследеятельности бесконечен, но формы и способы мыследеятельности – конечны, так как способ и возможности духовной работы диктуют телесные формы. Каждое Лицо многоликого человека ставит предел интонированию мыслительной энергии – предел, раз и навсегда данный телесной формой Лица. Благодаря этой границе возникают уникальные мыслеформы его духовного творчества. Произведения внутреннего Лица души, представая Лицом смысла на сцене внешнего Лица, входят в многоликий социум культуры – в круг
многоликого социума мироздания.
Таковы самые общие положения, на основании которых категория «Лицо» может быть введена в пространство единой интонологии. Это существенно расширяет теоретический горизонт дисциплины, цель которой – постижение природы мыслетворения.
Самой постановкой проблемы рассмотрения природы бытия Лица автор-интонолог обязан поиску способа интерпретации стихотворного шедевра Велимира Хлебникова «Бобэоби». Предлагаемый читателю анализ этого художественно-теоретического произведения поэта не только опирается на изложенные выше положения, но и сквозь призму этих положений обнаруживает теоретическое единство с Хлебниковым, который предвосхитил основные линии единой интонологии.

 

Примечания

1 Так, ведутся исследования по выявлению генов, отвечающих за внешность человека, в частности, найдены гены, определяющие форму лица. вернуться назад
2 Интонаре (лат. intono – «произношу», intonare – «произносить») – ключевой термин единой интонологии. История возвращения древней формулы в современную теорию и описание ее значений даны в: 1) Радионова Т.Я. Театр мысли древних. Египет // Академические тетради, вып. 13, с. 139–140; 2) описание инструментальных возможностей термина «интонаре» см.: Радионова Т.Я. Введение в единую интонологию // Академические тетради, вып. 13, c. 15–49. вернуться назад
3 Лицо как философское понятие получило свое определение в пространстве философии постмодернизма. Оно «обозначается как один из потенциально мыслимых содержательных компонентов многомерных категорий («тело», «плоть», «кожа» и др.). Л. являет собой уникальное в своей универсальности представление, означающее, маркирующее весь феномен телесности: оно знак, который не нуждается ни в каком теле». См.: Всемирная энциклопедия. Философия ХХ век. М., 2002, с. 418. вернуться назад
4 Таким образом, осязающий субъект – не телесная ткань, кожа и не волокна рецептора, а сама мысль, осязающая своей энергией посредством кожи и волокон рецептора. вернуться назад
5 Жест – наименьшая мыслеформа, энергия мысли которой предстает телесным движением: «лицом» звука (и звучания), «лицом» безмолвного движения (пантомимика, мимика), «лицом» идеографического знака и идеографической записи в целом. См. об этом: Радионова Т.Я. Интонация Чаплина и ее пластическое решение (опыт интонологического анализа). Ракурсы. Труды Государственного института искусствознания, вып. 8, М., 2011, с. 309. вернуться назад
6 В этой связи интересно обратиться к опыту Анатолия Барзаха, исследующего сквозь призму осязания мысли «чувственное (главным образом осязательное, двигательное, кинестетическое) переживание абстрактных понятий» в стихах Мандельштама. Так, «понятие "власть" у Мандельштама буквально осязается кожей – "власть отвратительна, как руки брадобрея". Время становится шероховатым, поэзия – вышагивающей, а мысль – танцующей. И наоборот, по "закону обратимости поэтической материи", шаг может быть "силлогизирующим", а танец – "мыслящим". Именно так характеризует Мандельштам сценическое искусство Михоэлса». См.: Барзах А. Без фабулы. Вблизи «Египетской марки» О. Мандельштама. вернуться назад
7 Осязающие действия мысли с особенной силой проявляют себя в культурной дактилектике слепоглухонемых, когда ощупывание есть узнавание пальцевых знаков, т.е. выявление смыслоразличительных единиц. Это напряженная интеллектуальная деятельность, в которой осязание пальцами – «не просто ощупывание шевелящихся пальцев, пусть даже сложенных в азбучные знаки». Это процесс, в котором требуется, «ощупав пальцевый знак, построить в своем воображении пространственный облик (обЛИК – Т.Р.) этого знака, выделить наиболее существенные его признаки, отыскать в памяти образ знака вместе с присвоенным ему смысловым значением, установить соответствие предъявленного знака хранящемуся в памяти эталону, а узнанную смыслоразличительную единицу отложить в память, чтобы по накоплении… таких единиц сложить из цепи поступающих знаков слово… фразу… законченную мысль, переданную собеседником…». См. Крылатов Ю. Азбука чутких рук. Ленинград, 1988, с. 10. вернуться назад
8 Многоликость внутреннего бытия человека и разумная жизнь в нем каждого органа была изучена и зафиксирована еще в древности. Так, например, древние египтяне, много знавшие о значении своих внутренних телесных форм, возводили в ранг великого символа жука скарабея, крылообразная форма которого представляла лицо лобного отдела черепа человека, в углублении которого находится гипофиз. Лицо легких и трахеи, получив совместное изображение, служило символом единовластия и декорировало трон фараона. Свидетельством того, что теоретическая мысль древних осознавала значение каждого органа, стало изображение его «лица» так, что смысл представал художественным символом. Таким образом, каждый орган человеческого микрокосма получал в партитуре целостного знания свое место и значение. Внимание к внутреннему миру человека иллюстрирует искусство ваяния, в частности, работы скульпторов Древней Греции. Изображая обнаженное тело, они понимали его как прекрасное «лицо», сквозь призму которого можно проявить гармонию и строй разумно устроенного внутреннего, духовного мира человека. Именно об этом внимании человека к самому себе говорят непрорисованные и как бы внутрь повернутые глаза дошедших до нас скульптур. См.: Радионова Т.Я. Театр мысли древних. Египет // Академические тетради, вып. 13, с. 143–148. вернуться назад
9 Чайковский Ю.В. Активный связный мир. М., 2008, с. 305. вернуться назад
10 Воейков В.Л. Устойчивое неравновесное состояние водно-карбонатной матрицы живых систем – первооснова их собственной активности // Сборник избранных трудов V Международного конгресса «Слабые и сверхслабые поля и излучения в биологии и медицине». Санкт-Петербург, 29.06.2009–03.07.2009. СПб., 2009, с. 98–100. вернуться назад
11 Понятие «энергида» ввел Юлиус фон Сакс в 1892 году. По Саксу, «…энергида представляет собой ядро, ассоциированное с его протоплазмой так, что ядро и окружающая его протоплазма образуют органическое целое как морфологически, так и физиологически». См. Воейков В.Л. Указ. соч., с. 99. вернуться назад
12 Юлиус фон Сакс цитируется по указанному выше исследованию В.Л. Воейкова. вернуться назад
13 Воейков В.Л. Указ. соч., с. 99. вернуться назад
14 Постоянный приток энергии обеспечивает аэробное дыхание – это «свойство всех без исключения живых организмов». См: Воейков В.Л. Указ. соч., с. 101. вернуться назад
15 Весьма симптоматична перекличка между биологией и гуманитарным знанием. Примером тому может быть отмечаемая Ю. Чайковским параллель между адаптивным иммунитетом и мышлением. Она получила развитие в исследовании английского иммунолога Д. Дэвиса «Загадочные иммунные синапсы». Дэвис пишет: «Стало ясно, что мыслительный процесс опосредуется сходными белковыми структурами» и далее замечает: вследствие этого механизм «иммунной реакции обретает новый смысл». Цит. по кн. Ю. Чайковского, с. 335. вернуться назад
16 Шноль С.Э. Эрвин Бауэр и теоретическая биология // Природа, 1990, № 12, с. 83. вернуться назад
17 Цит. по кн. Ю. Чайковского, с. 223. вернуться назад
18 Биологи Ю. Филипченко и Ю. Чайковский ссылаются на Э. Геккеля, который считал, «что атомам можно приписать простейшую форму чувствования и стремления, то есть душу». Цит. по кн. Ю. Чайковского, с. 125. вернуться назад
19 Согласно принципу устойчивого равновесия Бауэра, живая материя «никогда не бывает в равновесии». Бауэр Э. Теоретическая биология. СПб., 2002, с. 43. вернуться назад
20 «Если применять стоический термин «тонос» («напряжение»), то идея и материя окажутся только разными степенями напряжения одного и того же единосущного бытия… У стоиков… была выработана даже целая категория напряженности (tonos) бытия, так что быть для стоиков всегда означало не просто быть, но быть в той или иной степени» (курсив мой – Т.Р.). Лосев А.Ф. История античной эстетики. М., 1992, с. 622. вернуться назад
21 Центр напряженного микрокосма представляет систему, в которой тон означает степень напряжения, обертоны – тяготение к основному тону, палинтонос – разность напряжения в пространстве основного тона, тональность – высотное положение тона, тонус – показатель жизненной активности мыслетела. вернуться назад
22 Англ. virtual – «фактический, действительный; возможный, предполагаемый». Большой англо-русский словарь под ред. И.Р. Гальперина. М., 1972. вернуться назад
23 О биологической значимости телерецепторов см.: Бернштейн Н.А. О построении движений. М., 1947, с. 156. вернуться назад
24 «Для реализации принципа собственной активности живых систем необходимо, чтобы потенциал живой системы (плотность энергии, которую она может использовать) превышал потенциал объектов, над которыми она осуществляет работу. В противном случае она превращается в объект, которым манипулируют факторы внешней среды». См. Воейков В.Л. Указ. соч., с. 98. вернуться назад
25 По Аристотелю, «…душа никогда не мыслит без образов» и далее: «Образы представляют как бы чувственные впечатления, но без материи». Аристотель. О душе. Кн. 2, гл. XII. вернуться назад
26 Интонация (лат. intonatum – «произнесенное») – олицетворенные вибрации Я (внутреннего Лица) души, произнесенные мыслью на сцену внешнего Лица.
вернуться назад
27 Применение аналитического аппарата интонаре к мысли о самой себе – мысли как объекту – позволило выявить непрерывную пластическую линию мыследеятельности человека. Пластический логос – непрерывная линия становления энергии мысли от ее истоков во внутреннем мире мыслящей души до ее произнесения (интонирования) – мыслью вовне – телесной формой: мимики, звучания (музыкального и речевого), жеста. См. об этом: Радионова Т.Я. Пластический логос Чаплина. Интонация Чаплина и ее пластическое решение. Ракурсы. Труды ГИИ, М., вып. 8, 2011, с. 309. вернуться назад
28 «Мне даже кажется, – писал И.М. Сеченов, – что никогда не думаю прямо словом, а всегда мышечными ощущениями, сопровождающими мою мысль в форме разговора». Цит. по кн.: Соколов А.Н. Внутренняя речь и мышление. М., 1968, с. 27.
вернуться назад