На главную страницу

 

ОБ АКАДЕМИИ
СОСТАВ
ИЗ ИСТОРИИ
НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
БИБЛИОТЕКА
ГАЛЕРЕИ
АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

ЧЛЕНЫ АКАДЕМИИ:

По отделению художественного творчества

Васильев А.А.
Виноградов О.М.
Кушнер А.С.
Мартынов В.И.
Розовский М.Г.
Соткилава З.Л.
Урошевич В.
Фоменко А.В.
Хуциев М.М.
Яблонская О.

Яблонский Д.

По отделению
эстетики, теории культуры, литературоведения, искусствознания

Алышанов Ш.
Балтабаев Х.У.
Борев Ю.Б.
Бочаров С.Г.
Ванслов В.В.
Егоров Б.Ф.
Микушевич В.Б.
Миролюбов Иоанн
Прожогина С.В.
Смелянский А.М.
Страда В.
Тахо-Годи А.А.
Шутыч М.

 

+ + + + + + +
Академиками НА навсегда остаются

 

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

Марк Яковлевич Поляков (1916-2011)

Памяти Марка Яковлевича Полякова

19 марта 2011 года Марку Яковлевичу Полякову исполнилось 95 лет. В этой связи Независимая (Общественная) академия эстетики и свободных искусств обратилась к нему со следующими словами:
"Дорогой Марк Яковлевич, аксакал аксакалов, старейшина старейшин, мудрец мудрецов, учитель учителей!
Природа или Бог (это кто как понимает) дает столь высокое долголетие с сохранением остроты, ясности и гуманной ориентированности мышления только людям, живущим всю жизнь по совести и с добром в душе. Вам удалось всегда быть равным себе и, изменяясь во времени, никогда не изменять своей высокой сущности русского интеллигента. Вы всегда жили интересами своей родины и интересами мира, сопрягая интересы своего народа и интересы человечества".
И вот пришла скорбная весть. Сын Марка Яковлевича – выдающийся физик-теоретик Александр Маркович Поляков – 10 июля прислал электронное письмо из Принстона (США): "Отец умер вчера от инсульта. За час до этого, я был у него, он сидел в саду, читал газеты и был в хорошем настроении".
Смерть подвела черту под долгой и плодотворной жизнью Марка Яковлевича. Мы – смертные – можем пока подвести лишь предварительные итоги этой замечательной жизни.
Как филолог он много сделал и в изучении древнерусской литературы, и в истории всех славянских литератур (особенно польской!). Незабываемы его оригинальные интерпретационные суждения о Норвиде.
Как театровед, он внес большой научный вклад в понимание природы театра и дал ряд точных конкретных характеристик многим постановкам московских театров и, в частности, утверждал ценность театральных экспериментов Анатолия Васильева. Он впервые в теории театра обратил внимание на массовый характер восприятия спектакля и успешно применил юнгианские концепции к новаторскому объяснению этого рецептивно-эстетического феномена.
Как текстолог и издатель он научно подготовил публикации текстов ряда несправедливо забытых или подвергнутых идеологическому остракизму деятелей отечественной культуры (это и последний Рюрикович – Ярополк-Мирский, и глава "вульгарного социологизма" Переверзев, и опальный поэт Осип Мандельштам, и "председатель Земного шара", загадочный философ-стихотворец Велимир Хлебников).
Как теоретик литературы и искусства он издал ряд ценных и, безусловно, новаторских работ, среди которых особенно выделяется яркостью и смелостью мысли и неувядающей актуальностью книга "Цена пророчества и бунта". Своими докладами, статьями, устными выступлениями, изданиями сборников (особо примечателен в этом отношении созданный им сборник "Структурализм: "за" и "против") Марк Яковлевич поддержал и развил ряд новых методологических и теоретических подходов к литературе и искусству (в первую очередь это касается взаимоотношения синхронных и диахронных подходов, семиотики, герменевтики).
Как педагог он многие годы был любимцем студентов и до сих пор остается в памяти выпускников и легендой, живущей в аудиториях и коридорах ГИТИСА. Его лекции всегда были интеллектуальным пиршеством. Эхо их популярности до сих пор не стихает в стенах института. Марк Яковлевич был замечательным воспитателем нравственности и профессионализма в отношении к научным знаниям. Среди его учеников немало крупных деятелей культуры, осененных высокими званиями. В числе его учеников много известных педагогов, которые и ныне несут доброе, вечное молодому поколению.
Марк Яковлевич был счастливым человеком, который мог гордиться каждым годом своей жизни, сохранив остроту и яркость ума вплоть до своей кончины.

 

О М.Я. Полякове:

Ю.Б. Борев. Портрет М. Полякова, которого Бог не уберег от жизни в интересную эпоху