На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск шестнадцатый

Тетрадь шестая
Единая интонология

М.Г. Каспарова

Восприятие речевой паузы

1. Введение

Адекватное восприятие устных речевых сообщений — необходимая предпосылка успешного вербального общения между людьми. Восприятие речи — это сложный психический процесс, связанный с культурой человека, его знаниями и прошлым речевым опытом. Известно, что при восприятии речи человек прогнозирует вероятностную модель воспринимаемого речевого сигнала (А.Н. Леонтьев, Е.П. Скрипник, И.М. Фейгенберг и др.) и возникающее в результате этого опережающее отражение речи (П.К. Анохин) ускоряет его восприятие в случае, если сигнал действительно построен по ожидаемой модели, и затрудняет восприятие, если структура сигнала нарушена и возникает ситуация рассогласо­вания (И.М. Фейгенберг).
В этом плане представляет интерес восприятие паузы в устной речи. В психологии речи и лингвистике до сих пор нет общепринятого определения понятия «пауза». Чаще всего паузу отождествляют с перерывом, остановкой в речевой фонации. Однако имеются факты, которые ставят под сомнение такое понимание речевой паузы. Известно, что глухие взрывные согласные состоят из перерыва (выдержки) и взрывной части, причем длительность перерывов может доходить до 100 мс и более. Но в процессе общения эти перерывы в речевых звуках не только никогда не воспринимаются как паузы, но человек их даже не слышит, поскольку, согласно языковой норме, их не должно там быть! Между тем перерывы такой и даже меньшей длительности, но помещенные между словами или синтагмами, легко воспринимаются как паузы, т.к. такая их локализация не противоречит языковой норме. Наблюдается и противоположная картина: человек «слышит» паузу при отсутствии какого-либо перерыва в звучании. Таким образом, восприятие паузы не всегда совпадает с физическим перерывом звучания, а перерыв звучания не всегда создает у слушающего впечатление паузы.
В.А. Артемов высказал предположение, что пауза, подобно ударению, является воспринимаемым феноменом на основе осмысления человеком физических свойств интонации и его отношения к смысловому содержанию речи и семантическому строю языка общения. На этой концепции В.А. Артемова была построена наша работа, целью которой было изучение закономерностей восприятия речевой паузы. Нами были приняты следующие рабочие определения паузы (см.: Каспарова М.Г. Восприятие паузы. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук (по психологии). М., 1964):
перерыв, или временной интервал, чисто физическое явление, представляющее собой отрезок времени, не заполненный фонацией, т.е. имеет место отсутствие звучания;
психическое явление, образ, соответствующий осознанию прекращения речевого звучания (т.е. образ тишины); функция паузы – членение речи соответственно ее смысловому содержанию.
Для того чтобы измерить влияние языковой системы на восприятие речевой паузы, следовало создать такие условия перцепции, при которых расположение перерывов в речевом сигнале не соответствовало бы языковой норме, и проследить, насколько их восприятие отличается от восприятия аналогичных перерывов в неречевом сигнале.
Исследование проводилось на материале восприятия временных микроинтервалов (25, 50, 100 и 200 мс), помещенных в гласные звуки односложных слов типа «бак», «сад», «мак» и пр. Предполагалось, что вариации по длительности искусственно созданных перерывов в словах позволят определить пределы компенсирующей силы образа слова, сложившегося у человека под влиянием его речевого опыта.
Результаты эксперимента показали, что помещенные в слова перерывы длительностью в 25, 50, 100 и 200 мс не были услышаны соответственно в 51, 34, 18 и 4% случаев. Аналогичные же временные интервалы в неречевом (тональном) сигнале были восприняты в 100% случаев. Действие словесного стереотипа, естественно, с увеличением длительности перерыва ослабевает и на интервале в 200 мс его компенсирующая сила оказывается почти исчерпанной: испытуемые указывали, что в слове звук на некоторое время исчезает, т.е. они слышали паузу. Итак, проведенные опыты позволили измерить влияние языковой системы на восприятие паузы. Было показано, что восприятие перерывов звучания до 150 – 200 мс определяется не столько их длительностью, сколько природой сигнала.
Восприятие паузы при непрерывной фонации связано с интонационным контрастом ее компонентов (по частоте, темпу, силе) и встречается только на стыке синтагм, «выражающих смысловое целое в процессе речи-мысли»; оно может «состоять из слова, словосочетания и даже группы словосочетаний» (Л.В.?Щерба). Восприятие интонационных контрастов как паузы в речи определяется не только и не столько ее физическими характеристиками, сколько смысловым содержанием речевого сообщения. Всякое несоответствие в этом плане компенсируется звуковыми образами – эталонами, выработанными у человека в речевой практике. Например, если слоги на стыке синтагм не контрастируют (в русском языке, например, по длительности), а сильно выделенным оказывается первый в первой синтагме слог («Жен /щины без ума от него!) то, как показали опыты, происходит «смысловая поправка», и пауза слышится все-таки на стыке двух синтагм.
Парадоксально, но можно сказать, что человек научается не слышать то, что есть в действительности, и слышать то, чего нет. Такая относительная «независимость» от физической организации внешней среды есть результат развития второсигнальной корковой деятельности, организованной системой языка и речевой деятельностью человека. Эти выводы могут быть использованы в обучении ориентации в принятии речевых сигналов, для развития выразительности речи, в психоакустике и т.д.
А пауза — это молчание и взрыв, разрушающие целое и создающие смысл целого. Пауза – сильное речевое средство выражения мысли, поскольку она стимулирует слушающего к осмыслению процесса, ибо создает ситуацию ожидания.
Т.Я. Радионова определяет паузу как «стратегию мысли». Мы бы добавили: ее смысловое содержание детерминируется контекстом общения и жизнедеятельностью индивида в целом.