На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск пятнадцатый

Тетрадь первая.
Информация, портреты, труды

Л.Н. Столович

О философии в поэзии. Читая Александра Кушнера

Александр Кушнер – поэт, являющийся, смею сказать, живым классиком. По словам Иосифа Бродского, «Александр Кушнер — один из лучших лирических поэтов XX в., и его имени суждено стоять в ряду имен, дорогих сердцу всякого, чей родной язык русский»1. А. Кушнер необычайным
образом сочетает непосредственное жизневосприятие, не чураясь, казалось бы, случайных деталей и мелочей быта, с высокой культурой, таящейся в вещах и овеществленной в искусстве и философии. Поэтически осмысляя высокие проблемы миропонимания, он органически включает в свой поэтический мир философию, будь то Кант или Бердяев. В поэтической кантиане Кушнера я хотел бы обратить внимание на написанное им в конце 80-х гг. стихотворение, начинающееся таким четверостишием:

Есть два чуда, мой друг:
Это нравственный стержень и звездное небо, по Канту.
Средь смертей и разлук
Мы приносим в стихи неприметно их, как контрабанду,
Под шумок, подавляя испуг2.

Заканчивалось это стихотворение следующими строками:

Кто построил шатер
Этот звездный и сердце отчаяньем нам разрывает?
Ночь – не видит никто наш позор.
Говорун и позер
Сам себе ужасается: совесть его умиляет...

Иглокожая дрожь.
Нет прощенья и нет пониманья.
Но расплакавшись, легче уснешь.
Кто нам жалость внушил, тот и вызвездил мрак мирозданья,
Раззолоченный сплошь.

Поэт сопрягает «нравственный стержень» и «звездное небо» действительно по Канту. И на вопрос:

Кто построил шатер
Этот звездный и сердце отчаяньем нам разрывает?

дает ответ вполне кантовский ответ:

Кто нам жалость внушил, тот и вызвездил мрак мирозданья,
Раззолоченный сплошь.

Говоря об отношении Канта к Богу, Генрих Гейне писал с присущим ему остроумием, что Кант поступил столь же мудро, как его приятель. Этот приятель разбил все фонари на одной из улиц в Геттингене «и, стоя в темноте, держал перед нами длинную речь о практической необходимости фонарей, каковые он разбил лишь с той теоретической целью, чтобы доказать нам, что мы без них ничего видеть не можем»3. Гейне имеет в виду то, что Кант, показав в «Критике чистого разума» невозможность рационального доказательства существования Бога и бессмертия души4, в своей «Критике практического разума» утверждает идею Бога, без которого, по его мнению, невозможно обоснование «нравственного стержня» – категорического императива. И, таким образом, «бытие Божье» – «постулат чистого практического разума»5. Однако, по словам Канта, «можно в крайнем случае согласиться с гордым притязанием богословского факультета на то, что философский факультет – его служанка (при этом все же остается открытым вопрос: несет ли служанка перед милостивой госпожой факел или шлейф позади нее)»6.
Но не все так просто. «Критика практического разума» не снимает антиномии «Критики чистого разума».
Уже в новом веке написано стихотворение Александра Кушнера:

Верю я в Бога или не верю в бога,
Знает об этом вырицкая дорога,
Знает об этом ночная волна в Крыму,
Был я открыт или был я закрыт ему.

А с прописной я пишу или строчной буквы
Имя его, если бы спохватились вдруг вы,
Вам это важно, Ему это все равно.
Знает звезда, залетающая в окно.

Книга раскрытая знает, журнальный столик.
Не огорчайся, дружок, не грусти, соколик.
Кое-что произошло за пять тысяч лет.
Поизносился вопрос, и поблек ответ.

И вообще это частное дело, точно.
И не стоячей воде, а воде проточной
Душу бы я уподобил: бежит вода,
Нет, – говорит в тени, а на солнце – да!7

В письме от 24 февраля 2011 г. к автору этих строк А.С. Кушнер согласился именовать свое отношение к мирозданию и Богу «теологическим агностицизмом»8. Некогда страшное слово «агностицизм», закрепившееся за Кантом и Юмом как ошибочное решение «второй стороны основного вопроса философии» – вопроса о познаваемости мира (Ф. Энгельс), не пугает современного поэта.
Что же такое «теологический агностицизм»?
По отношению к религии люди делятся издавна на верующих и атеистов. Последнее слово обозначает тех, кто отрицает существование Бога, «безбожников» (по-гречески a – отрицательная приставка, theos – Бог). Различие между верующими и атеистами подчас заключалось в том, что верующие верили – Бог есть,