На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск пятнадцатый

Страница главного редактора

Ю.Б. Борев

Глобализация и культура

Собственно, глобализация – вековая мечта человечества. Александр Македонский стремился осуществить ее мечом и отчасти культурой. Карл Великий тоже был глобализатором. Христос – глобализатор, стремившийся объединить человечество с помощью духовного религиозного и нравственного начала. Разве не о глобализации мечтал Пушкин, думая о том времени, «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»? Мыслящие антиглобалисты выступают не против глобализации как таковой, а против превращения ее в американизацию. Всеобщность противостоит глобализации– это глобализация гуманная, протекающая без диктата, без превалирования интересов какой-либо державы. Всеобщность – это возникновение общечеловеческой системы жизни при сохранении национальных и региональных особенностей. Она предполагает преодоление эгоизма государств, особенно государств сильных, ибо они способны отстаивать свои интересы оружием.
ХХI в. будет плодотворен для человечества, если, сохранив государственность разных стран, сделает их границы более прозрачными, если воцарятся неэгоистичные отношения между странами, если эти отношения будут включать в себя терпимость.

Эти положения должны войти в парадигму, в формулу развития человечества в ХХI в.

Формула бытия человечества и его культуры в новом столетии.
Парадигма ХХI в. – всеобщность, т.е. образование общечеловеческой системы бытия людей (гуманная глобализация, охватывающая экономику, политику, культуру), включающая в себя преодоление разрывов, конвергенцию достижений социализма и капитализма и предполагаюшая, что человек и патриот своего отечества и гражданин мира, живущий в системе «личность – народ – государство – человечество». Звено «личность – народ – государство» должно работать как инициативная демократия, осуществляющая непосредственную обратную связь народа с властной элитой, а также предполагающая государственный, национальный, конфессиональный альтруизм и терпимость.

Гуманная глобализация и личность.
Глобализация становится гуманной и перерастает во всеобщность, когда и если основывается на том, что наивысшая ценность мира – личность и на нее распространяются права человека и общечеловеческая солидарность. Личность, ее духовное богатство и счастье – вектор исторического развития в новом тысячелетии.

Литературная глобализация.
Взаимодействия литератур, сильно и качественно возросшие и углубившиеся, во второй половине XX в. стали катализаторами процесса рождения общечеловеческой литературы. Этот процесс не был закончен в ХХ в., который передал эстафету «литературной глобализации» ХХI в. Новое столетие уже в его начале оказалось оснащенным бурно развивающимися средствами электронного общения (такими, как интернет, обогащенный программами, позволяющими знакомиться с текстом, написанным на любом языке). Это убыстряет процесс эстетической интеграции и художественной глобализации и позволяет литературе обрести в ХХI в. принципиально новое качество –
общечеловечности, глобальности. В культуре, как и в экономике, возникли две различные формы глобализации. Первая – глобализация как американизация. Опираясь на свою финансово-экономическую мощь, США внедряют свою масскультуру в мировое культурное пространство. Когда это происходит с реально ценными и даже великими произведениями литературы (Фолкнера, Хемингуэя) или кино («Вестсайдской историей», например), то можно только благодарить американскую культуру за это. Однако на каждое такое высокое произведение американского искусства, подаренное человечеству, приходятся тысячи, разрушающих души зрителей и читателей сценами насилия. А экспортируются на экраны мира и на книжные полки магазинов в массовом исполнении не шедевры американской культуры, а ее мусор и ее «синее сало», которого у нас и без того хватает, как, впрочем, и в других странах. Вторая форма – глобализация как появление общечело-
веческой всеобщности, как единение духовных усилий разных народов, как обогащение мировой культуры богатствами национальных культур, вбирающих в себя достижения других народов и сохраняющих при этом свою самобытность и неповторимость.

Особенности общечеловеческой литературы.
При сохранении национального своеобразия обретение ряда устойчивых всеобщих черт.
Опора как на свои национальные традиции, так и на традиции других, в том числе во временном и пространственном отношениях далеких литератур.
Утверждение в общественном сознании и в художественной традиции общечеловеческих ценностей.
Ориентация литературы на общечеловеческие ценности, понимаемые всякий раз в национальном духе. При этом национальное своеобразие понимания общечеловеческого одновременно углубляется в своей специфичности и обретает множество новых общих черт.
Возможность знакомства и понимания широкой читательской аудиторией литератур других народов, в том числе и народов отдаленных, сильно отличающихся бытом, обычаями, культурой.
Интеграция художественного опыта и мастерства других литератур в собственную.
Формирование восточно-западного (азиатско-европейского), северо-южного (европейско-африканского) и межатлантического (европейско-американского) художественного синтеза.

Глобализация и общечеловеческая литература

Глобализация – и добро, и опасность зла.
Глобализация в области экономики и политики – неизбежный исторический процесс. Одним из ее ярких проявлений стало образование Европейского союза с единой валютой – евро. Проявляется глобализация и в становлении и развитии мирового экономического рынка, в образовании и развитии резервной валюты и т.д. При этом глобализация вызывает опасения, а порой и бунтарские демонстрации. Протестующие опасаются, что глобализация есть проявление американского гегемонизма и приведет к подавлению национального производства и национальных политических систем, к неоколониалистской экономической оккупации целых регионов
мира. У этих опасений, к сожалению, есть серьезные основания, хотя сама тенденция глобализации мира – результат реальных необходимых процессов объединения человеческой деятельности. Беда только в том, что в истории всякое новшество, расширяющее человеческие возможности, оборачивалось не только добром, но и злом и бедой. Так было и с подарком Прометея людям – огнем, и с подарком физики – атомной энергией, и с другими открытиями.
Есть реальная опасность обращения глобализации во зло человечеству. Глобализация часто превращается в американизацию в экономической, политической и культурной сферах жизни. Тенденция глобализации литературного процесса грозит обернуться подавлением национальных художественных традиций и вытеснением серьезной художественной литературы масс литературой.

Предвидимое будущее.
Культурная глобализация (не американизация, а гуманная глобализация, при которой американское влияние равноправно взаимодействует с японским, индийским, французским, китайским, российским, арабским, испанским) и есть необходимый и закономерный процесс единения художественных потоков, слияния рек в единый океан художественной культуры человечества. Экстраполируя в будущее эту тенденцию, можно прогнозировать: в ХХI в. формируется общечеловеческая литература, произведения которой не утрачивают национальных особенностей и опоры на национальные традиции, но обретают качественно новый уровень всеобщности.
Такая общечеловеческая литература, в которой каждое произведение, сохраняя свои глубокие национальные черты, будет широко вбирать в себя художественный опыт других народов, потребует новых дополнительных инструментов для своего истолкования и понимания. Это послужит несомненным стимулом для развития теории литературы и эстетики.

Общечеловеческая литература (общечеловеческое искусство, общечеловеческая художественная культура) (понятие предложено мною – Ю.Б.).
В предшествующие эпохи художественный процесс протекал через последовательную смену различных художественных направлений, развивавшихся внутри единого движения. В ХХ в. общее русло художественного процесса разделяется на два потока – реализм и модернизм. Так река при приближении к океану у дельты распадается на рукава. Художественный процесс должен влиться в океан общечеловеческой культуры. В этом океане будут свои Гольфстримы и свои Куросио. Возникает новое качество художественного процесса, новое его состояние. Каковы
же особенности общечеловеческой литературы и общечеловеческого искусства, общечеловеческой художественной культуры?
1) При сохранении национального своеобразия обретение ряда устойчивых всеобщих черт.
2) Опора на национальные традиции и на традиции других, в том числе во времени и пространстве далеких художественных культур.
3) Утверждение в общественном сознании и в художественной традиции общечеловеческих ценностей.
4) Возможность и стремление широкой аудитории понимать художественную культуру других народов, в том числе и народов отдаленных и сильно отличающихся бытом, обычаями, культурой. Развитие герменевтики и других методологических и интерпретационных дисциплин. Появление методологически оснащенной критики, способной интерпретировать трудные для понимания тексты «чужой» далекой культуры.
5) Интеграция художественного опыта и мастерства других художественных культур в собственную.
6) Ориентация художественной культуры на общечеловеческие ценности, понимаемые всякий раз в национальном духе. При этом национальное своеобразие понимания общечеловеческого углубляется в своей специфичности и обретает множество новых общих черт.
7) Формирование восточно-западного (азиатско-европейского), северо-южного (европейско-африканского) и межатлантического (европейско-американского) художественного синтеза.

Человеческое сообщество как тема литературы.
Человек и разные формы социума (человечество, общество, государство, народ) – центральная проблема художественной культуры ХХ в. При этом важно отметить, что человечество, которое лишь в редких случаях было объектом внимания искусства прошлых эпох, ныне стало предметом интереса широкого круга художников, что связано с противоречивым процессом глобализации. Глобализация совлекает с человека личностное начало. Народ в этом процессе глобализации имеет тенденцию превращаться в массу. И если роль личности по отношению к народу верно отражена в знаменитой формуле А. Платонова «без меня народ не полный», то масса, как и толпа, аморфна и в ней личность не реализуется, ибо толпе не нужна личность. И в этой атмосфере глобальной деперсонализации живут и авторы, и их читатели, и их герои.