На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск четырнадцатый

Тетрадь седьмая.
Бюллетень интеллектуальной собственности

Г.Н. Иванова-Лукьянова

Ритм художественных прозаических текстов
как отражение жизненных ритмов человека

Проблема прозаического ритма по-прежнему остается дискуссионной и актуальной. Интерес к ней регулярно возобновляется как в теоретическом, так и в практическом плане, например для идентификации письменной речи или в практике художественного перевода. Наибольшую трудность вызывает создание такой методики определения ритма, которая позволила бы выразить его в конкретных величинах, по которым можно сравнивать ритмы разных писателей, разных частей текста, ритмы оригинального и переводного текста, разных переводов одного текста; которая позволяла бы также учитывать периоды устойчивости ритма и границы его изменения, чтобы наблюдать сопутствующие изменения в лексике, грамматике и семантике текста.
В художественном тексте все значимо, в том числе и ритм. Прозаический ритм заключает в себе множество смыслов, которые чувствуют писатели и читатели; они замечают его изменчивость, плавные и резкие переходы, которые вместе с языковыми и речевыми единицами текста создают сложный механизм эмоционального и эстетического воздействия.
Мы рассматриваем ритм прозы как фонетическое явление, в котором принимают участие следующие ритмообразующие единицы: ударные слоги, границы синтагматического членения и интонемы.
Для измерения ритма мы приняли систему отклонений от некой условно принятой идеальной ритмичности, в которой: а/ударные слоги следуют через относительно равные безударные интервалы, б/ соседние синтагмы по своей величине не отличаются друг от друга более чем на два такта, г/ отсутствует соседство одинаковых интонем. Путем деления количества отклонений на общее число возможных реализаций получаются три ритмические характеристики (слоговая, синтагматическая и интонационная), выраженные десятичными дробями. Такие, казалось бы, сухие цифры говорят о том, сколько раз на десять "ритмических шагов" нарушается ритмичность в упорядоченности слогов, синтагм и интонаций. Таким образом, методика определения ритма включает в себя не одну ритмическую характеристику, как это было в предшествующих исследованиях, а три, и они выражаются в конкретных числах.
В создании художественного текста именно ритм является его первоосновой, так как, по многократным свидетельствам писателей и поэтов, возникновение текста начинается с ритма и интонации. Восприятие ритма в тексте способствует тонкому проникновению читателя в ткань произведения и связано с чувственным восприятием художественных образов и картин. Ритм также выполняет эстетическую функцию художественного произведения.
Прикоснувшись к ритму речи, в данном случае к ритму прозы, мы затронули одну из самых человеческих сторон текста. Ведь именно ритм составляет основу жизнедеятельности живого организма, а степень его жизнеспособности зависит от упорядоченности ритмов, в которых живет человек. Все три характеристики ритма соответствуют различным ритмам человеческого организма.
Слоговая характеристика, отвечающая за регулярность ударений, более всего соответствует ударам сердца, ведь не случайно совпадают слова "ударение и удар". Например, при подсчете регулярности ударений, мы получаем слоговую ритмическую характеристику, выраженную десятичными дробями (0,1; 0,2; 0,3; 0,4; 0,5) – это означает, что на 10 междуударных интервалов приходится один, два, три и т.д. сбоя. Если представить, что эти сбои приходятся на десять ударов пульса, то легко понять их значимость, ибо первое число говорит о едва ощутимом ритмическом нарушении, второе – настораживает, третье бьет тревогу, четвертое близко к критическому, а пятое несовместимо с жизнью. Если же на десять ударов пульса вы не услышите ни одного нарушения, а на десять безударных интервалов не встретите ни одного слишком длинного или нулевого интервала, то ваше сердце бьется ритмично, а в ритме текста отсутствуют нарушения и его показатель равен нулю. Таким образом, десятичная дробь становится не отвлеченным числом, а вполне конкретным показателем, соизмеримым с ритмом человеческого организма. Подобно ритмичности сердца, выраженной частотой пульса, мы ощущаем ритмичность текста. При подсчете регулярности ударений в русской прозе было установлено, что наиболее ритмичными оказались тексты со слоговой характеристикой 0,1 (из произведений Карамзина, Тургенева, Пришвина и др.), со слоговой характеристикой 0,2 и 0,3 – в произведениях русских писателей 19 века, причем варьирование ритма зависит от многих эмоционально-психологических факторов; показатель 0,4 свидетельствует о сильном физическом напряжении; 0,5 – встречается в редких случаях, такой текст затрудняет озвучивание и поэтому производит тяжелое впечатление. Так, Л. Толстой в повести "Смерть Ивана Ильича" создает тексты, слоговые ритмические характеристики которых возрастают от 0,3 до 0,5 по мере того, как усиливаются физические и душевные страдания умирающего человека. Похоже, что писатель, подобно артисту, настолько принимает на себя переживания своих героев, что его собственное сердце начинает биться соответственно их жизненным переживаниям и их пульсу, и, – как следствие, это отражается в ритме произведения. Слоговая характеристика чутко реагирует на малейшие изменения в человеческих чувствах и ощущениях, описанных в тексте. Обычно об этих состояниях повествователя или героя читатель судит по характеру лексики, фонетики, грамматики и общей тональности текста; при этом роль ритма, незаметная на первый взгляд, оказывается весьма существенной.
Пока еще трудно определить, какие семантические факторы, оказывают на ритм особенно сильное влияние. Это может быть фактор психологического настроя, оценки, экспрессивности, волеизъявления, эмоциональности и многого другого, как будто незначительного или случайного.
Например, в приведенных ниже трех отрывках из рассказа Л. Толстого "Казаки" показано, как ритм реагирует даже на различную освещенность места.
1. Солнце уже поднялось и раздробленными лучами освещало росистую зелень. Терек бурлил неподалеку в проснувшемся лесу; встречая утро, со всех сторон перекликались фазаны.
2. Солнце зашло за горы, но было еще светло. Заря охватила треть неба, и на свете зари резко выделялись громады гор. Воздух был резок, неподвижен и звучен. Длинная, в несколько верст, тень ложилась от гор на степи.
3. Солнце уже скрылось, и ночные тени быстро надвигались со стороны леса. Казаки кончили свои занятия около кордона и собирались к ужину в избу.
Три состояния дня передаются разным слоговым ритмом: начало дня – 0,06; середина дня – 0,16; конец дня – 0,23. Эти отрывки отчетливо противопоставлены также по лексике, образному ряду и тональности.
Синтагматическая характеристика, на которую впервые обратил внимание А.М. Пешковский, анализируя "Стихотворения в прозе" Тургенева, говорит о выравненности синтагм – речевых шагов. Однако, по сравнению с методом Пешковского, определявшего длину синтагм во всем тексте, наша методика рассматривает величину только соседних синтагм, поскольку нарушение ритма ощущается именно в соседстве разновеликих синтагм. Сравнивая синтагмы с речевыми шагами, мы тем самым находим еще один человеческий фактор в этой проблеме. Этот фактор связан с дыханием. Когда человек говорит или пишет, то можно предположить, что он "дышит синтагмами". Если в тексте нет контрастных по величине синтагм, то ровность дыхания ничем не нарушена. Но стоит только оказаться рядом двум контрастным синтагмам – например, одна в четыре такта, другая в один, – и в речевых шагах происходит сбой: человек словно споткнулся, и его дыхание сбилось. Плавность тургеневских текстов связана с тем, что их синтагматические характеристики в основном стабильно показывают отсутствие таких нарушений и чаще всего представлены нулевым показателем.
Интонационная характеристика отвечает за мелодичность речи; она говорит о характере чередования разнонаправленных интонем: восходящего, нисходящего и ровного типа. Если такое чередование тональных пиков ритмично, то есть все три интонемы поочередно сменяют друг друга, то такая речь напоминает волны: вверх – вниз – ровно – вверх – ровно – вниз и т.д., и ритмическая интонационная характеристика равна нулю, то есть признается как идеальная. Нарушением ритмичности считается сочетание двух идентичных интонаций. Если, например, на десять сочетаний интонационных типов (интонем) приходится одно сочетание двух одинаковых интонем, то такая характеристика будет равна 0,1. Можно предположить, что человеческий фактор этой характеристики связан с эмоциональным состоянием человека. Чередование разных эмоциональных переживаний свидетельствует об эмоциональной гармонии организма, а в тексте сочетание разных интонем говорит о ритмичном движении разнонаправленных тонов, создающих волновой ритм речи. Когда в тексте возникает эмоциональная напряженность, то это выражается скоплением одинаковых тональных пиков. Подобно этому и сильные эмоции перебивают размеренный ритм. Так, при избытке радости человека словно захлестывают непрерывно следующие друг за другом восходящие интонации, а при настроении подавленности, наоборот, происходит скопление нисходящих интонаций; ровная интонация служит необходимым способом уравновешенности эмоционального состояния писателя или героя (что зачастую лишено различия). Особая роль интонемы ровного типа заключается в ее способности реализоваться любым направлением тона для придания ритму волнового характера.
Три ритмические характеристики в дальнейшем будут обозначены следующим образом: слоговая – С, синтагматическая, учитывающая контраст более двух синтагм, – К (в других работах по нашей методике определения ритма прозы она называется "К более двух"), интонационная – И. Все они важны для оценки прозаического ритма, однако даже одна из них может дать исследователю текста практические результаты его работы в виде неожиданных подсказок, доказательств или опровержений его гипотез.
В ритме прозы Тургенева довольно высокой и при этом особенно чуткой оказывается слоговая характеристика: 0,1 – 0,2; синтагматическая характеристика говорит о ритмической стабильности при показателях 0 – 0,1; интонационная характеристика: 0,2 – 0,3 свидетельствует об относительно спокойном эмоциональном фоне повествования.
Для исследования ритма прозы Тургенева мы определили ритмические характеристики в текстах, отмеченных высокой степенью ритмичности. Чтобы по возможности избежать субъективности в отборе таких текстов, мы доверились стилистическому чутью В. Набокова ("Лекции по русской литературе". М.: изд. "Независимая газета", 1994). В лекции, посвященной Тургеневу, он пишет: "Я выбрал лучшие образцы тургеневской прозы. Эти мягко-окрашенные, небольшие зарисовки, до сих пор восхищающие нас, искусно вкраплены в его прозу и больше напоминают акварели" (с. 139)."Пластичность, музыкальность, текучесть тургеневской прозы – лишь одна из причин, принесшей ему молниеносную славу…" (с. 138).
Выбранные В. Набоковым пейзажные тексты удивительным образом перекликаются с приведенными выше текстами из повести Л.Н. Толстого "Казаки". В приведенных ниже трех текстах из романов И.С. Тургенева "Рудин" (1) и "Отцы и дети" (2, 3) те же отношения между светом и тьмой – и те же цифры ритмических характеристик (цитируем по лекциям В. Набокова).
1) Но вот тучка пронеслась, запорхал ветерок, изумрудом и золотом начала переливаться трава… Прилипая друг к дружке, засквозили листья деревьев... Сильный запах поднялся отовсюду. С.= 0,1; К= 0; И= 0,1
2) Солнечные лучи, с своей стороны, забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела, и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. С=0,16; К=0; И=0,2
3) Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада; тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. С=0,26; К=0; И=0,3
Как видно, показатели ритма в текстах Л.Н. Толстого и И.С. Тургенева полностью совпадают. О случайности или закономерности подобных совпадений можно будет судить лишь при наличии большого исследовательского материала, в котором сопоставление ритма будет проведено с учетом сопоставления всех языковых единиц.
Однако появление людей в пейзажных "акварелях" ломает ритм. Об этом же пишет и В. Набоков: "Тургенев был не только превосходным пейзажистом, но и умел мастерски рисовать небольшие броские карикатуры, напоминающие зарисовки на стенах английских загородных клубов. Кроме того, Тургенев – первый русский писатель, заметивший игру ломаного солнечного света и светотени при появлении людей. Вспомним цыганку, стоявшую спиною к свету, и "белки глаз", выделявшиеся "серебряными миндалинами" (с. 145).
Следующий текст записан таким образом, чтобы его ритмические характеристики были графически выделены и сбои ритма можно было бы не только услышать, но и увидеть. Кроме того, мы надеемся, что такое подробное описание подсчета ритма сможет привлечь молодых исследователей к этой увлекательной работе.
Слоговая характеристика (С) легко определяется по безударным интервалам: нарушением ритма считаются интервалы в четыре слога и более, а также нулевые. Синтагматическая (К) характеристика определяется по количеству тактов (ударений) в синтагме (строчке): нарушает ритм контраст более двух тактов. Для подсчета интонационной (И) характеристики введены обозначения интонем: В – восходящая, Н – нисходящая, Р – ровная; нарушает ритм соседство одинаковых интонем.
Р Маша остановилась / – – – – / –
Н и обернулась к нему лицом. – – – / – – / – /
Р Она стояла спиною к свету – / – / – – / – / –
Р и казалась вся черная, – – / – / / – –
Н словно из черного дерева вырезанная. / – – / – – / – – / – – – –
В Одни белки глаз – / – / /
Р выделялись серебряными миндалинами, – – / – – / – – – – / – – –
В а сами глаза – – / – – /
В зрачки – – /
Н еще более потемнели. – / / – – – – / –
("Конец Чертопханова") С= 8:27= 0,3; К= 0:9 = 0; И= 2:9= 0.2
Человек с его подвижной эмоциональностью, с его чувствами и страстями словно нарушает гармоническую стройность природы. Особенно заметно это проявляется в текстах, которые Набоков объединил темой человеческих страстей и которую он открывает словами: "Вскоре Базаров безумно влюбляется". В цитатах, посвященных страсти Базарова, "плавная, тягучая, как мед" тургеневская проза прорывается такими не-тургеневскими ритмами (С=0,3; К=0,2-0,3; И=0,5-0,6), которые придут в русскую литературу только с прозой Л. Толстого, Достоевского и последующих писателей.

 

Литература

1. Выготский Л.С. О влиянии речевого ритма на дыхание // Проблемы современной психологии. Л., 1926.
2. Пешковский А.М. Ритмика "Стихотворений в прозе" Тургенева //Вопросы методики родного языка, лингвистики и стилистики. М-Л., 1930.
3. Гиршман М.М., Орлов Е.Н. Проблемы изучения ритма художественной прозы // Русская литература, № 2. 1972.
4. Иванова-Лукьянова Г.Н. Ритм прозы и перевод // МГПИИЯ им. М. Тореза, вып. 293, М., 1987.
5. Иванова-Лукьянова Г.Н. Культура устной речи. Интонация. Паузирование. Логические ударения. Ритм. Темп. М.: "Наука-Флинта", 1998.
6. Иванова-Лукьянова Г.Н. Художественный текст как искусство. М.: изд. МГЛУ, 2009.
7. Иванова-Лукьянова Г.Н. Ритм прозы Н.М.Карамзина // Язык в движении. М.: "Языки славянской культуры", 2007.