На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск тринадцатый

Предисловие

Единая интонология добывает
знание, делая все более уверенные шаги
навстречу своим древним основаниям,
расширяя и укрепляя представление о
самой себе как науке мысли о мысли.
Ю.Б. Борев

Предлагаемый вниманию читателя коллективный труд – первый шаг на пути создания теоретического пространства "единой интонологии".
Единая интонология (от лат. intono – "произношу", intonare – "произносить" + logos – "учение, мысль") – междисциплинарная область знания, формирование которой осуществляется в процессе интеграции опыта по применению интонологического
инструмента в целях познания природы бытия мысли.
Путь интеграции связан с восстановлением истоков интонологического знания с категорией интонаре. Речь идет о древней гносеологической категории, утверждавшей (Парменид) тождество бытия и мысли. Об этом говорит имя дисциплины: интоно-логия.
Фундаментальная категория, возвращенная к теоретической жизни, позволяет объединить древнюю и современную науку. В этом качестве интонология предстает как хранительница некогда обретенного и давно забытого, но воскрешаемого сегодня целостного знания о природе бытия мысли. Мысль должна изучать самое себя. Именно это предполагает стратегия теории, которая в рамках единой интонологии получает имя теории интонаре. Теория интонаре постулирует: произносить значит мыслить, а мыслить значит произносить.
Теория интонаре есть теория самопознания мысли, теория мысли о мысли. Такой тип самопознания проявляется во всей культурологической деятельности человека. В этом творческом процессе мысль узнает себя в собственном бытии – произнесении (интонировании) результатов своей деятельности (мыследеятельности). Отсюда проистекает необходимость объединить разные области знания и, в противовес разделенному сегодня научному пространству, создать единое междисциплинарное
поле, в котором работает универсальный инструмент, отражающий универсальную природу бытия мысли.
Такова основная идея дисциплины, вокруг которой начиная с 2005 года начал формироваться коллектив единомышленников. Их усилиями создан и работает семинар "Единая интонология".
У истоков этого единения стоят интонологи-лингвисты: А.М. Антипова, Г.Н. Иванова-Лукьянова, Е.А. Чагинская; психофизиолог Е.Н. Винарская; историк Л.А. Чвырь; филолог,
эстетик Ю.Б. Борев; музыковед, эстетик Т.Я. Радионова (руководитель семинара); режиссер Ника Косенкова.
За время совместной работы был организован круглый стол (см. в настоящем сборнике, стр. 380-407); подготовлена и проведена конференция "А.Ф. Лосев и единая интонология"; подготовлен к публикации предлагаемый читателю данный труд.
В процессе его подготовки круг исследователей, заинтересовавшихся проблемами единой интонологии, существенно расширился. К нам присоединились такие ученые, как лингвист В.И. Постовалова, музыковеды К.В. Зенкин и М.П. Папуш, писатель, философ Г.Д. Гачев, а также архитектор И.П. Шмелев, композитор, музыковед А.З. Харьковский, языковед М.Р. Мелкумян, специалисты по музыкотерапии – композитор Е.П. Дединская и
врач-остеопат К.А. Щербинин, преподаватель музыки А.Э. Шувалова.
Попытка объединить различные области интонологического знания стала событием нашей научной биографии. Но она показала также, насколько труден процесс интеграции в единое междисциплинарное пространство. Эта задача сразу потребовала и
продолжает требовать от нас теоретической перестройки: размыкания границ той профессиональной области, в рамках которой сложился опыт каждого. Настоящий сборник свидетельствует о том , как тяжело происходит этот сдвиг, но он происходит – медленно и постепенно.
Данный труд призван включить читатаеля в атмосферу такого соразмышления, при котором мысль познается целостно – как интонируемое явление, как "интонируемая мысль" (Асафьев). Материал организован так, чтобы представить междисциплинарный профиль нашего коллективного труда сквозь призму интонологического аппарата теории интонаре – теории бытия мысли. Благодаря этому статьи по близким и далеким дисциплинам вступают во взаимодействие, обнаруживают общий строй мысли и
общие закономерности мыслетворения.
Так, работы, посвященные интонации, обнаруживают классическое сочетание лингвистики, музыковедения и эстетики, раскрывая масштаб категории в гуманитарном знании. Раздел "Тон– мыслетело" объединяет далекие друг от друга дисциплины: физику, искусствоведение и филологию. В разделе "Интонаре – бытие мысли" на философском, художественном и медицинском примерах показан фунадаментальный принцип духовной деятельности мысли – принцип мыследеятельности как рождения смысла в акте встречи мысли автора и и мысли зрителя. В разделе "Интонация – мыслеформа" исследуется жестикуляция мысли с точки зрения истории этноса, живописи, пластики пантомимы; мы видим, как смыслы интонируются жестами в сфере традиционного костюма, на полотне художника и на плоскости киноэкрана.
Не перечисляя далее темы сборника – они предстанут перед читателем, – отметим, что этому принципу подчиняется и первый, круглый стол "К необходимости введения единой интонологии как новой научной дисциплины". Материалы этого круглого
стола, положившего начало работе семинара "Единая интонология", также вошли в сборник, как и материалы конференции "А.Ф. Лосев и единая интонология". Конференция интересна тем, что она продемонстрировала возможность подключить спе-
циалистов разных направлений к выявлению интонологической линии в творчестве философа и, наоборот, рассмотреть его философский аппарат сквозь призму интонологического инструмента.
На первом этапе формирования теоретического пространства единой интонологии очень важную роль играют междисциплинарные исследования, объединенные одной темой. Они дополняют друг друга и открывают перспективу, в которой рассматриваемая проблема может разворачиваться как в гуманитарной, так и в естествоведческой ипостаси. В этом общем пространстве происходит взаимодополнение: каждый текст, влияя на другой, как
бы подсказывает то, что способствует созданию целостной картины.
Именно это позволило опубликовать в заключительной части сборника работы, которые размечают горизонт возможностей единой интонологии, а также представить уже сформировавшиеся представления об этой формирующейся области знания.
Конечно же, единение гуманитарного и естествоведческого материала в интонологии только начинается. Но мечта теоретика-интонолога, зародившаяся на почве интуиции, начинает обретать свои реальные очертания.
Так, интонологический аппарат в естествоведении может, фигурально выражаясь, заменить собой скальпель. Дело не в том, что скальпель приносит боль или не эстетичен, а в том, что он беспомощен при изучении сущности вечно сокрытой материи мысли. В гуманитарной же сфере аналитический аппарат интонологии – как более известный и принятый в культуре – может быть дополнен естествоведческими возможностями этого
инструмента.
Стремление к единству теоретического аппарата уже сейчас позволяет переносить интонологические выводы в другие сферы и видеть универсальные возможности интонологической системы единой интонологии. На этой основе в пространстве интонологической интеграции должна быть сформирована и уже формируется целостная стратегия анализа, позволяющая соединить естествоведческие и гуманитарные представления о феномене жизни мысли. Именно такова, на наш взгляд, насущная потребность современного знания, – и на нее начинает отвечать единая интонология.

Т.Я. Радионова