На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск тринадцатый
Единая интонология

Тетрадь шестая
О единой интонологии

М.Р. Мелкумян

Как мыслит язык
(интонологический этюд)

Ксередине истекшего века в лингвистике было обнаружено и структурно задано внутриязыковое образование, которое, глядя из сегодня,следует полагать сущностью собственно интонологической – структура ПВК1, так называемого первичного высказывательного комплекса.Это – мыслетело языка: единица, через каковую все в языке представляется едино, в соответствии с переводческой интерпретацией дефиниции в первом начале Евклида. Эта же интонологическая сущность была обозначена для архитектуры И.П. Шмелевым – его дуплекс-модулором2, заявлена в музыкознании М.А. Марутаевым – концепцией структурированной октавы3. Все три разработки были представлены рядом в рамках научного движения "Семиодинамика"4. До того указанную интонологическую сущность угадал и провозгласил яфетидолог Н.Я. Марр в так называемой теории 4-х элементов, а предсказал ее еще И. Кант в "Критике чистого разума"5: по Канту, познание, или продуктивная способность воображения, основополагается на схеме универсальной деятельности, имеющей пространственно-временную выраженность. Мартин Хайдеггер показал, что объектом Кантова анализа был по сути дела язык, следовательно, мы можем смело назвать Канта онтологом (анаграмматически – почти что интонологом!). Резюме Хайдеггера общеизвестно: "Язык – дом Бытия, в этом доме обитает Бог".
Человеческое существо, являясь мыслящим телом, обладает прежде всего доязыковым мышлением. Как творчество мыслящего тела предстает у А.Ф. Лосева ваяние в античности – род древнегреческой пантомимы (пластические искусства). Языковой человеческой мысли безусловно предшествует замысел. Но заемна ли языковая мысль или первична? По-видимому, нам следует заявить принцип эквивалентности – локальной неразличимости (для нас) мыслей верховодящей (в конечном счете, космологической) и продуцируемой в речи языковым мышлением. Возможность языкового мышления, то ли прорыва к постижению космологической мысли, обеспечена в лексико-синтаксически сопряженной человеческой речи заложенной в ее глубинное течение цепочечной структурой, содержащей морфонемы, т.е. грамматически значимые членораздельные звуки, или буквы. Да, прежде чем природный звук смог стать носителем смысла (осмыслиться!), он должен был выделаться, стереться до буквы, выказаться буквой, буквой осознаться. Да и могла ли бы связная мысль выразиться речью по-лапутянски?! И, вот, на очередном этапе гетерогенная структура (включающая, наряду с морфонемами, диффузные по звучанию именования) предстает гомогенной: речь становится фонематической. Итак, язык двумерен, плоскостен. Соответственно, языковое осмысление вещного мира является плоскостным. Зато смысловая составляющая языка компенсирует невозможность третьего измерения для рода языковой материи, собственно, буквенной, а не звуковой. Расподобление с природой и новое по качеству уподобление в высшем проявлении: так созидалась новая материя для усвоения либо освоения горнего. И: ноосфера, явленная вслед за биосферой. Ибо если что и может стоять за термином ноосфера, так это массив текстов на языке человека и только он. Наш язык располагается среди вещного мира как холст живописца перед натурой. В живописи, положим, необходимо соблюсти законы передачи перспективы. Так, Л.С. Шишкина-Ярмоленко, разрабатывая адекватное описание значений первообразных предлогов, реконструирует семиотическую модель пространства русского языка; попутно замечает, что подобная модель формирования и освоения пространства получена независимо от нее Н.В. Четвериковой, при анализе истории изобразительного искусства. В заключение вернемся к вопросу в начале второго абзаца – о мышлении и Мысли. Мышление движется навстречу Мысли (или к ней). Есть мера соответствия. Если она нарушена, мысль может возобладать над Мыслью. Это, рассудим, есть подоплека диалогичности романного искусства Достоевского. И, кстати, – оппозиции: Богочеловек – человекобог! Но – стоп: принцип эквивалентности.

 

Примечания

1 О первичном высказывательном комплексе см.: Мелкумян М.Р. Образование системы языка // Проблемы структурной лингвистики. 1972. М., 1973; он же. К обоснованию морфоносемики // Семиодинамика. Труды семинара. СПб., 1994. вернуться назад
2 Шмелев И.П. Дуплекс-модулор, или Система модульных квадратов – полный канон // Проблема синтеза искусств и архитектуры. Вып. 4. Л.,1979. № 2; он же. Язык структурной гармонии в архитектуре // Семиодинамика. Труды семинара. СПб., 1994. вернуться назад
3 Марутаев М.А. О гармонии как закономерности // Принципы симметрии. Историко-методологические проблемы. М.,1978. вернуться назад
4 Баранцев Р.Г. История семиодинамики: документы, беседы, комментарии. М.; Ижевск, 2006. вернуться назад
5 Кант И. Критика чистого разума, 2-е изд. перевода Н. Лосского, Птг., 1915. Раздел о способности суждения. Гл.: "О схематизме чистых понятий рассудка". вернуться назад