На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах «Академические тетради»

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск тринадцатый
Единая интонология

Тетрадь шестая
Перспективы единой интонологии

Ю.Б. Борев

Коммуникативные возможности интонации*

Интонация – одна из важнейших категорий эстетики. Она "работает" внутри культуры в разных планах и направлениях, несет на себе большую культурно-информативную нагрузку, а также является способом эмоционально-внушающего (суггестивного) воздействия на слушателя и зрителя и формой передачи ценностных ориентации и опыта отношений. Все это делает интонацию важнейшим средством художественной коммуникации, средством художественного общения писателя, актера, или музыканта со своей аудиторией.
Согласно исследованиям американских ученых Дж. Гоу и Б. Маккея, даже в вербальном тексте до двух третей информации приходится на интонирование (см.: Makay G. J., Gaw B. Personal and interpersonal communication. Dialog eith the self and other. Ohio, 1975). Даже если перед нами известное преувеличение, будем помнить, что в некоторых невербальных художественно-информативных системах (например, в пантомиме) и даже в целых видах искусства (например, в музыке) на долю интонирования приходится почти вся художественно ценностная и информационно-смысловая нагрузка.
Огромна роль интонации и в художественной литературе. Здесь интонация выступает не только как носитель опыта отношений и ценностных ориентации, но и как средство насыщения эмоциональным богатством литературного текста. Интонация становится важной характеристикой языка литературного произведения и всего его жанрового строя, выразителем его национально-исторической принадлежности. Интонация – внутренняя мелодия и ритм литературного текста, его повествовательно-описательный или императивно-восклицательный, или поисково-вопрошающий строй.
Национальный характер литературного текста сохраняется и при хорошем переводе на другой язык, ибо не только в языке заключено национальное своеобразие литературного текста, но и в особенностях взгляда на вещи, и в характере и интонационном складе мышления, в духовных алгоритмах, в эмоционально-интонационных перепадах (в русской литературе, например, как и в русской народной песне, "то разгулье удалое, то сердечная тоска", "смех сквозь слезы").
В древности, когда литература имела устную форму фиксации и была исполнительским искусством, требующим для своего осуществления рапсода, сказителя, рассказчика, интонационный строй произведения внятно выявлялся человеком, сочетавшим в себе авторские (вернее, соавторские по отношению к традиционному тексту) и исполнительские функции.
Интонационная насыщенность самого текста могла быть невелика, так как она дополнялась интонационно насыщенным, порою даже прямо мелодизированным и даже напевным исполнением, часто сопровождаемым музыкой (например, напевное повествование русских былин под гусли). С переходом литературы от устной к письменной произошло ее преобразование в искусство, не подлежащее обязательному исполнению. В связи с этим стал интонационно обогащаться сам литературный текст.
В философии и науке переход от устной формы к письменной породил логизацию речи и новую теоретическую дисциплину – логику. Раньше при устном общении философ мог услышать возражения и доводы противника и дать свои дополнительные объяснения и выдвинуть новые аргументы. При письменном общении философский или научный текст должны были вобрать в себя все моменты возможной диалогичности научной мысли (возражения, контраргументы, полемику). Это и осмысляющую ее логику как науку. Отцом этой науки стал Аристотель.
Он же стал и отцом поэтики – науки, осмысляющей аналогичный описанному процесс в сфере художественной мысли. Здесь переход от устной традиции к письменной вызвал насыщение литературного текста многообразными интонациями и привел к возникновению новых приемов и художественных средств выразительности, способствовавших фиксации в письменном тексте этого интонационного богатства. Художественный строй произведения стал столь сложным, что потребовалась новая дисциплина – поэтика – для его осмысления.
Дальнейшее развитие литературы как письменной формы общения было связано с повышением роли интонации, ибо литература осваивала все более и более сложные явления, отражала все более сложный строй чувств человеческой души. Развитие лирических форм художественного творчества вызвало к жизни более искусную) интонационную инструментовку стихотворного текста.
Книгопечатание явилось новой – более массовой формой литературного общения. Литературный текст из уникального стал тиражируемым при сохранении своей оригинальности. Процесс возникновения и развития книгопечатания совпал с историческим развитием личности и ее самосознания, что вновь потребовало нового обогащения интонационного строя литературы.
В XIX в. литература осваивает анализ психологического склада личности и обретает способность раскрывать "диалектику души", выявлять и анализировать поток сознания. Проникновение во внутренний мир человека дало новый толчок к усложнению мелодической и ритмической организации прозы и поэзии.
Начавшийся еще в XVIII в. переход от силлабики к силлабото-нике был связан с новыми формами интонационной организации стиха. Процесс формирования нового интонационного строя поэзии углублялся в XIX в., а в XX в. нашел свое продолжение в рождении тонических форм стихосложения.
Так в историко-литературном процессе развивалась и обогащалась интонационная насыщенность, мелодическая инструментовка, ритмическая организация литературного текста. Роль интонации в литературном процессе исторически повышается.

* Первая публикация: Контекст 1982: Литературно-теоретические исследования. М., 1983. С. 224-226.