На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах <Академические тетради>

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

А. Дюрер. Св. Иероним в своей келье. 1514

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск одиннадцатый. ИНТОНОЛОГИЯ

ЧАСТЬ I
Материалы круглого стола междисциплинарного
семинара "ЕДИНАЯ ИНТОНОЛОГИЯ"

В.В. Ванслов


ПРОБЛЕМА ИНТОНАЦИИ В МУЗЫКЕ И БАЛЕТЕ

В музыковедении понятие интонационной природной музыки является общепринятым и широко распространенным. Это понятие разработал, как вы знаете, композитор и музыковед академик Б.В. Асафьев. В 20-е гг. он выпустил книгу "Музыкальная форма как процесс", где впервые была высказана мысль об интонационной природе музыкального искусства как такового. Позднее его идея получила дальнейшую разработку в трудах ряда языковедов, в т.ч. в моих ранних языковедческих работах, и это понятие является общепринятым.
Музыка связана с интонацией речи двояко. Самая элементарная и понятная связь – это изображение, или передача, музыкальными звуками речевых интонаций, то, что мы имеем в оперном речитативе, то, что мы имеем во многих романсах и даже в массовых песнях. Вспомните Даргомыжского, Мусоргского, Римского-Корсакова: они специально стремились передавать речевую интонацию музыкальными средствами в произведениях, в основе которых лежит текст. Таких примеров много, они элементарны. Главное в том, что музыка как искусство сама представляет собою как бы обособившуюся от речи, развитую и самостоятельную интонацию в том смысле, что музыка оперирует теми же факторами, что и интонация речи: выразительностью звуковых изменений, выразительностью темпа, ритма, тембра, национальной и возрастной окраски звука и другими элементами. Все эти элементы есть в интонации речи, в музыке же они приобретают как бы развитую форму и претворяются в целую систему выразительных средств, которые по сути своей те же самые, что и в речи, т.е. звуковысотные изменения, темп, ритм, тембр и т.д. В этом смысле музыка и представляет собой интонацию, как бы обособившуюся от речи и ставшую развитым самостоятельным искусством, способным выражать то же, что выражает интонация речи, но в многократно усиленной форме, богаче, шире, полнее, глубже. В этом суть искусства музыки.
Т.Я. Радионова верно подчеркнула, что интонация – воплощение и выражение мысли, однако ни разу не упомянула при этом об эмоциях. И интонация речи, и музыка выражают мысль, но на эмоциональной основе, которая являющется фундаментом этой мысли. В речи синтаксис, логические ударения могут прямо выражать мысль. Но первичным в порождении интонации является все-таки эмоциональное состояние. У нас разные состояния, когда нам плохо и когда нам хорошо, когда мы счастливы и когда мы грустим, когда мы говорим с человеком нам близким и дорогим или когда мы обращаемся к каким-то враждебным силам. Мысль выражается в музыке сопоставлением музыкальных тем, логикой музыкального развития, контрастами музыкальных образов, общей композиционной структурой, которая дает как бы концепцию того или иного музыкального процесса, где и заключена мысль, но на эмоциональной основе.
Понятие интонации было перенесено в область танца, хореографии, балета. И перенесено закономерно, потому что как музыка опирается на выразительность речевой интонации, так и танец, хореография, балет опираются на выразительность движения. Источник, материал этих искусств – человек, его голос, жест, движения, пластика. И понятие пластической интонации нередко встречается в литературе по балету. Лет 15 тому назад в консерватории покойный музыковед Владыгин защитил диссертацию, где понятие пластической интонации было довольно широко разработано. Расширение понятия интонации, распространение его на другие виды искусства началось прежде всего с искусства танца.
Правомерно ли понимать интонацию широко, в том космическом смысле, о котором говорил Ю.Б. Борев? Наверное, да. Но тут я и выскажу крамольную мысль. Конечно, можно говорить об интонации, которая заключена в самом бытии, в том смысле, в каком Ромен Ролан в "Жане Кристофе" писал о музыке природы; можно говорить о музыке революции, т.е. общественных процессов; можно говорить об интонации тех или иных стран, народов, наций, исторических эпох и космоса вообще. Это все верно. Но эта космическая интонация, интонация бытия выразима только формами искусства. Стихами, музыкой, поэзией, изобразительным искусством, пластическими формами её можно постичь и выразить. Но в системе понятий и категорий, с моей точки зрения, выразить и постичь её нельзя. Среди интонологов это звучит крамольно, потому что вы этим занимаетесь, вы создаете науку об этом. Есть явления, которые в других формах, кроме художественных (музыкальных, пластических), невыразимы. Если бы все можно было выразить в системе понятий и категорий, искусство было бы не нужно. По-моему, интонации мира, интонации жизни и интонации бытия, интонации существования и различных форм материи и человеческой истории выразимы только искусством.