На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах <Академические тетради>

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

А. Дюрер. Св. Иероним в своей келье. 1514

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ

Выпуск одиннадцатый. ИНТОНОЛОГИЯ

ЧАСТЬ I
Материалы круглого стола междисциплинарного
семинара "ЕДИНАЯ ИНТОНОЛОГИЯ"


А.Н. Рогов

ИНТОНАЦИЯ И ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ


Проведенный семинар по проблеме единой интонологии является знаковым явлением в современной гуманитарной науке. Проблемы, выявленные в процессе диалога специалистов из различных дисциплин, представляются наиболее актуальными в современном научном знании. Одним из поднятых вопросов является необходимость формирования единого понятийного и категориального аппарата в границах общей интонологии. Трудность здесь заключена в том, что базовые понятия интонологии, связанные с феноменами собственно интонации и мыслительной деятельности, имеют древнейшую историю в культуре и языке. Отделить значение интонологических терминов от значений тех же терминов в других дисциплинах, таких как философия, филология, история культуры, музыковедение, – важнейшая задача. Всем участникам конференции необходим диалог в ситуации единого понятийного аппарата. Именно здесь могут быть востребованы аналитические и методологические возможности герменевтики как универсальной науки о понимании.
Интонация всегда актуализирует вопрошание человека к смыслу явления, к его эмоциональному и мыслительному основанию. Через звучание интонации, через интонационную отсылку мышление открывает для себя новые способы познания смысла и сущности явления. Роль интонации в гносеологическом контексте, в её познавательном коэффициенте долгое время оставалась невыраженной и вторичной по отношению к другим методам. Сейчас становится совершенно очевидным, что интонология скрывает в себе колоссальный познавательный потенциал. Провести изучение интонации, её законов, категорий и диалектики развития необходимо практически во всех разделах гуманитарного знания. Создание единой интонологии есть попытка найти единое понятийное основание сразу для нескольких ключевых категорий, как в мышлении, так и в бытии человека.
Одним из ключевых вопросов становится вопрос о месте и значении интонации в познаваемой и умопостигаемой картине мира. Действительно, определить интонацию, придать ей универсальное многоуровневое значение – это и есть одна из первых задач единой интонологии. Но гносеологический аспект изучения интонации всегда будет неразрывно связан с герменевтическим. Вопрос "что такое интонация?" напрямую относится к вопросу "как мы понимаем интонацию?" И здесь необходимо объединять результаты герменевтического исследования в самых различных областях: в области текста, музыки, театра, танца, изображения и многих других. Если структура интонации универсальна в своем основании, значит, и понимание интонации универсально, как и законы её понимания. Тогда возможно выстраивание некоторой общей теории понимания и восприятия интонации мышлением. Интонация всегда существует посредством акта феноменологической редукции мысли в процессе её неизбежного распада в ходе движения к собственному основанию. И тогда процесс деконструкции значений интонационных отсылок и станет объектом герменевтического исследования. Естественный тупик интерпретационных множеств в бесконечности смысловых отсылок будет преодолен, если предмет анализа переместить с предмета отсылки на его собственное основание. Например, в стихотворении не четверостишие, не строка, даже не слово должны стать предметом анализа в определении имманентной интонации, но сам эффект воздействия стихотворения на человека, смысловой дискурс. Только в этом случае становится понятно, что интонация не усиливает эффект слова, но предвосхищает его, предшествует ему. Смысловое основание стихотворения определяет интонацию каждой его строки. А интонационное выражение – осуществляемое посредством голоса, ударений, придыхания – есть только внешняя форма интонации, но никак не способ её сущностного выражения.
Таким образом, структура интонации вычитывается от противного, её поиск движется в противоположном направлении, в обратную сторону от привычных значений текста. И тогда путь деконструкции значений заданного текста открывает возможность обнаружить интонацию в её непосредственном движении, в акте непрерывного смыслового развертывания. Слова, части речи, композиционные особенности текста, его структура и движение в мышлении читателя – всё это есть только подразумевание идеального смыслового единства, разрушаемого до основания при необходимой понятийной деконструкции текста. Только теряя самое существенное в тексте, запечатленное в языке посредством известных понятий и смысловых конструктов, мы можем четко определить, что именно ускользает от нас в акте чтения текста, вслушивания в звучание интонации, наблюдения за жизнью художественного пространства в нашем мышлении.
И герменевтический анализ тогда становится частью стратегии деконструкции, умышленной потери, отказа от единого смыслового основания текста. И при участии герменевтики деконструкция начинает обретать задачи и цели реконструкции, то есть интеграции фрагментов распада в единую непрерывно меняющуюся картину мира.