На главную страницу

 

Об Академии
Библиотека Академии
Галереи Академии
Альманах <Академические тетради>

НЕЗАВИСИМАЯ АКАДЕМИЯ ЭСТЕТИКИ И СВОБОДНЫХ ИСКУССТВ

А. Дюрер. Св. Иероним в своей келье. 1514

БИБЛИОТЕКА АКАДЕМИИ

 

Н.И. Балашов

Вильям Блейк

Блейк, которого сегодня представляет читателям "Огонька" С.Я. Маршак, – это на редкость своеобразный английский поэт – искатель истины, неистовый бунтарь.
Вильям Блейк жил в период промышленного развития Англии, когда все более остро обнажались социальные несправедливости, нищета и унижения неимущих. Профессия гравера не всегда обеспечивала самому Блейку возможность сводить концы с концами, но он больше был занят заботой о счастье всех людей.
Бороться Блейк мог прежде всего как поэт, но у него не было средств, чтобы платить издателям, и он сам гравировал рисунки к своим книгам.
В ту пору народные движения в Англии были еще тесно связаны с религией, под знаменем которой победила революция XVII века, и Блейк облекал свои социальные утопии в религиозные формы. Смятенный непонятными ему, но возмущавшими его буржуазными отношениями, Блейк обращался к верованиям прошлого, к библии, однако помыслы поэта были устремлены к будущему.
Блейк метался от одной крайности к другой. Вначале он думал отвернуться от зла и описал жизнь в "Песнях невинности" (1789) безмятежной, какой она рисуется наивному ребенку. Затем, как бы желая исправить односторонность "Песен невинности", поэт создал горькие "Песни опыта" (1794).
Ободренный Французской революцией, Блейк стал с надеждой смотреть на будущее. Считая, что "тигры гнева мудрее, чем клячи наставления", он воспевал титанические силы разрушения, порождаемые старым обществом и несущие возмездие этому обществу.
Блейк мыслил в гигантских масштабах, и в его изображении борьба добра и зла заполняла целую вселенную. Поэт писал "Пророческие книги" – поэмы, в которых он не побоялся создать нечто вроде собственной мифологии. Такая задача, посильная для коллективного гения народа, не могла быть решена поэтом. Придуманные Блейком мифологические персонажи остались во многом безжизненными. Не помогло и то, что Блейк, бывший не только поэтом, но и художником, иллюстрировал свои книги, воплощая свои видения в причудливые образы. Трудно представить себе поэмы более странные, чем "Пророческие книги", нуждающиеся в комментариях, превосходящих по объему самый текст.
Среди "Пророческих книг" выделяются мятежные поэмы "Бракосочетание Неба и Ада" и "Вечносущее Евангелие", в котором сам Христос изображен как строгий и преданный людям бунтарь. И в других "Пророческих книгах" Блейк выступает глубоким мыслителем. Задумав продолжить дело великого английского поэта XVII в. Мильтона и, иной раз довольно наивно подправляя его, Блейк ставит новые важные проблемы. Бунтарь в душе, он не может примириться с мыслью, что сатана был наказан за мятеж против бога. Поэт наделяет духа зла чертами английских политиков: сатана ненавистен ему за то, что он прикидывается братом страдающих и до того захлебывается ханжеством, что сам готов уверовать в свою братскую любовь к людям, а на деле тиранит и убивает их.
Озлобленный на современную ему английскую буржуазную действительность, Блейк порой вообще отрицал существование мира, призывал верить одному только воображению. Но со свойственной ему непоследовательностью, он то и дело забывал свои мудрствования и воспевал красоту мира, пробужденного "весенней песней соловья"...
Свое "царство справедливости" Блейк собирался строить не на небесах, а "в Англии – зеленой и веселой стране". Он клялся, что "меч не уснет в его руке", пока этого не удастся добиться. Любя свой народ и веря, что англичане будут передовыми борцами за справедливость, Блейк предсказывал, что "царство справедливости" распространится на все народы; и нации, как дружные семьи, разделят горе и радости друг друга: Германия будет думать о нуждах Франции и Италии; Англия – о нуждах Америки (против которой Англия недавно вела несправедливую колониальную войну). Блейк был против угнетения народов; он вдохновенно изображает, как "с золотого ложа, словно человек, разбуженный от глубокого сна, восстала Индия..."
Не оцененный и быстро забытый современниками, подвергавшийся в период упадка буржуазной культуры фантастическим кривотолкованиям как праотец символистов, мятежный поэт постепенно находит путь к сердцу народов. Всемирный Совет Мира призвал все прогрессивное человечество отметить 200-летие со дня рождения Вильяма Блейка.
С.Я. Маршак, который с такой полнотой раскрыл советскому читателю великого современника Блейка – Бернса, в публикуемых переводах показывает, что у Блейка была хватка настоящего народного певца – шутливого и язвительного, разделяющего заботы простых людей и умеющего звонко посмеяться вместе с ними.

 

С.Я. Маршак (1887-1964) к юбилею В. Блейка опубликовал в журнале "Огонек" несколько эпиграмм и стихотворений. Мы выбрали только два, но они особенно ярко (на наш взгляд) подтверждают мысль Н.И. Балашова о том, что В. Блейк был "настоящим народным певцом", умеющим "звонко посмеяться"…

ЛЕТУЧАЯ РАДОСТЬ

Кто удержит радость силою.
Жизнь погубит легкокрылую.
На лету целуй ее –
Утро вечности твое!

 

СМЕЮЩАЯСЯ ПЕСНЯ

В час, когда листва шелестит, смеясь,
И смеется ключ, меж камней змеясь,
И смеемся, даль взбудоражив, мы,
И со смехом шлют нам ответ холмы.

И смеется рожь и хмельной ячмень,
И кузнечик рад хохотать весь день,
И вдали звучит, словно гомон птиц,
"Ха-ха-ха! Ха-ха!" – звонкий смех девиц.

А в тени ветвей стол накрыт для всех
И, смеясь, трещит меж зубов орех,–
В этот час приди, не боясь греха,
Посмеяться всласть: "Хо-хо-хо! Ха-ха!"

 

Статья была впервые опубликована в журнале "Огонек", № 4, январь 1957 г.
Материал подготовлен Т.Д. Гиреевой-Балашовой